Г. В. Глазырина

Правители Руси
(обзор древнескандинавских источников)

Информация древнескандинавских письменных памятников (становящаяся все более доступной отечественному читателю в связи с публикацией на русском языке новых переводов и переизданием уже известных)1 о правителях Руси неоднократно становилась объектом внимания исследователей. Наиболее плодотворно изучались свидетельства источников о двух русских князьях — Владимире Святославиче и Ярославе Мудром. Интерес к этим князьям обусловлен их особой ролью в древнейшей русской истории, в частности их внешней политикой, характеризовавшейся прочными и разнообразными связями со странами Скандинавии, и, как следствие этого, широким включением связанных с ними тематически разнообразных сюжетов в древнесеверные памятники. Самым разработанным жанром оказались саги, в первую очередь королевские, наиболее широко известные в нашей стране благодаря давнему и непрерывному вниманию к ним историков и переводчиков, что породило мнение о том, что информация саг о по преимуществу касается именно этих двух правителей2. Вместе с тем древнеисландские памятники изобилуют упоминаниями о других персонажах, которых авторы текстов устойчиво именуют «конунгами» Руси и рассказы о которых помещаются ими в те историко-хронологические рамки — VIII–XI вв., когда, согласно данным археологии, на территории Восточной Европы скандинавский компонент населения играл заметную роль. В настоящей работе предпринята попытка выявления и систематизации совокупности сведений древнескандинавских памятников о ранних правителях Древней Руси, т. е. тех персонажах, которые, по свидетельству авторов этих произведений, обладали властью на территории Руси. Основной задачей исследования является введение в научный оборот наиболее типичных сюжетов, в которых реализуются рассказы о русских и — шире — «восточных» правителях, при этом под «востоком» понимаются земли, лежащие к востоку от Скандинавии, как это принято в древнескандинавской историко-географической традиции3.

Особо следует оговорить те принципы, которые были положены в основу отбора фрагментов.

Для исследуемой темы несущественно, является ли упомянутый в источнике персонаж русским или пришлым конунгом, то есть его национальная принадлежность (если этот термин применим при изучении истории Северной и Восточной Европы раннесредневекового периода) не была определяющим фактором. Больше в данном случае значила констатация того факта, что течение какого-то отрезка времени, пусть даже очень недолгого, тот или иной упомянутый герой находился на территории Древней Руси и (или) входивших в сферу ее влияния территорий и назван правителем какого-то ее региона, всей страны или отдельного города.

При отборе материала не являлся релевантным признак исторической достоверности персонажа. Учитывались сообщения как о тех исторических деятелях, которые известны по отечественным памятникам и, без сомнения, представляют первостепенный интерес, так и о тех, которые в древнерусских источниках не упоминаются.

Не делалось различий по половому признаку. Те тексты, в которых в качестве правящего лица выступает женщина, также включены в обзор.

Главным формальным признаком для отбора материала явилось использование в тексте источника специальной терминологии. Для обозначения статуса правителя в древнескандинавских памятниках обычно употребляется термин konungr («конунг, король»). Он был применим для обозначения правителей разного ранга — центральных и областных, верховных и мелких4. В пределах скандинавской ойкумены, описанной в источниках в основном исландского происхождения, этот общий термин является нейтральным и использовался безотносительно к конкретной национальной принадлежности персонажа: им обозначены, например, датский король Горм Старый и норвежский конунг Харальд Прекрасноволосый, шведский правитель Эрик Победоносный и русские князья Владимир и Ярослав. Что действительно было важно для авторов текстов, это благородное происхождение конунга, так же как обладание им какой-то собственностью. Равным образом применялся термин «королева» (drottning) для обозначения правящих женщин. Именно эти термины — konungr и drottning — чаще всего употреблены в восточноевропейском контексте. Так, русские князья Владимир и Ярослав последовательно титулованы как «конунги». Иные, помимо термина «конунг», обозначения правителей Руси довольно редки. Традиционно в древнескандинавских текстах правитель, подчиненный конунгу, именовался ярлом (jarl)5. В русском контексте наряду с термином jarl в текстах используется также слово höfðingi (хёвдинг) — «вождь, предводитель; военачальник; правитель». В последнем значении термин употребляется применительно ко всем представителям знати рангом ниже конунга и во множественном числе противопоставлен термину almúgi — «простые люди»6. В сагах термин наиболее часто употребляется в значении «военачальник». Нередко словосочетание höfðingi mikill встречается в характеристике героев, где его следует интерпретировать как «отважный воин».

Известные герои — например, русские князья Владимир и Ярослав или скандинавские конунги — зачастую вводятся в произведение без специальной титулатуры. В таких случаях основанием для привлечения материала служили имя персонажа и контекст. В отношении не засвидетельствованных в источниках персонажей, имена которых сами по себе не могли служить основанием для отбора, приходилось ориентироваться на употребление социальной терминологии и контекст произведения.

Ввиду обширности древнескандинавских письменных памятников мной были введены сознательные ограничения, первым из которых было использование только прозаических произведений. Древнеисландская поэзия не привлекается для анализа, поскольку имеет ряд существенных особенностей (таких, как использование кеннингов, особой метрической системы, рифмы, специфической образной системы и т. п.), исследование и интерпретация которых в каждом конкретном случае не представляются возможными.

Другим ограничением является использование прозаических источников, созданных только на древнеисландском языке. На раннем этапе развития исландской литературы произведения создавались на двух языках: первым был язык христианской церкви — латынь, но очень скоро, уже в XII в., после произведенной реформы письменного языка, позволившей приспособить латынь к отображению специфической исландской языковой системы7, появляются произведения на родном языке. Далее прослеживается тенденция к укреплению его позиций в письменности, и, хотя латынь и древнеисландский будут сосуществовать еще долгое время, упрочение положения, а впоследствии доминирующая позиция древнеисландского языка становятся свершившимся фактом. Целый ряд произведений, первоначально созданных на латыни, в течение XIII в. были переведены на родной язык и, зачастую до нашего времени сохранились только эти переводы, что не может не свидетельствовать о том, какая важная роль отводилась исландцами культивированию письменности на родном языке. Однако информация, содержащаяся в источниках, написанных на латыни, принадлежит, как правило, иной, чем северная, письменной традиции. Она характеризуется использованием современной источнику континентальной литературы, главным образом церковной, но иногда находится и под влиянием светской литературы континента. В ней присутствуют реминисценции из большого числа традиционно использовавшихся средневековыми авторами классических латинских источников. Латиноязычные памятники привлекались только в отдельных случаях, главным образом для комментария и сопоставительного анализа текстов. В сводных материалах, представленных в данной статье, результаты изучения латиноязычных памятников не приводятся.

Еще один существенный критерий отбора источников — жанр или вид8 источника и время его возникновения в древнеисландской литературе. Такие жанры, как исторические и историографические труды, королевские саги, возникающие на начальном этапе формирования системы древнеисландской письменности (т. е. в конце XII — первой половине XIII в.), справедливо считаются исследователями более исторически достоверными, чем созданные в последующие полтора века саги родовые, рыцарские и о древних временах. Сюжеты первых связаны главным образом с событиями того этапа истории Скандинавских стран, который максимально приближен ко времени создания произведения (в сравнении, разумеется, с так называемыми неисторическими жанрами, относящими описываемые в них события к более отдаленному времени). Источники более позднего времени проявляют тенденцию к большей степени литераризации, чем сочинения, созданные на первой стадии формирования древнеисландской литературы, что проявляется, в частности, в том, что сюжет произведения конструируется на основе устойчивого набора стереотипных формул, разработанных для описания столь же стереотипных ситуаций9. Несущественная на начальном этапе, по мере развития литературы в Исландии, стереотипность становится тем формальным элементом, который указывает на переход от актуальных сведений к схемам, включающим не свидетельства об исторических фактах, но скорее представления средневековых исландцев о том, каковы были или должны были быть обстоятельства того или иного события. Тем самым историческая достоверность сообщения источника существенно снижается, если не исчезает совсем. Естественно заключить, что те жанры и виды памятников, которые возникают в системе древнеисландской литературы в конце периода ее формирования, в частности рыцарские саги10, искусно составленные на основе комбинирования устойчивых стереотипов, содержат весьма незначительную и малодостоверную историческую информацию. Эта особенность рыцарских саг явилась причиной отказа от их привлечения для анализа в данной работе11. Исключение было сделано только для одного произведения данного жанра — «Саги о Тристраме и Исодд», которая относительно рано, в первой трети XIII в., была создана на древнеисландском языке и знаменовала собой начало формирования этого направления в литературе Исландии.

Содержание, специфическое для того или иного вида саг, также оказывает существенное влияние на возможность его использования при анализе поставленной проблемы. Так, очевидно, что в сагах о епископах, повествующих о первых епископах Исландии, сюжет формируется вокруг весьма специфического круга тем и интересующий нас материал тематически в него не попадает. Поэтому саги о епископах также не входят в число памятников, включенных в данный обзор12.

Особая проблема возникает при привлечении материала саг о древних временах, которые весьма неоднозначно оцениваются исследователями13. До сих пор остается неясным вопрос о том, когда были сложены произведения, относимые исследователями к этому виду саг. Несомненными представляются два факта: во-первых, что некоторые из них бытовали в устной передаче14, и, во-вторых, что в письменности они появляются позже собственно исторических произведений (основная группа саг о древних временах создается как письменные памятники в XIII–XIV вв.). Остается дискуссионным вопрос о том, основаны ли саги о древних временах на устной традиции либо все, о чем в них рассказывается, является лишь плодом фантазии литераторов времени их создания. Специальные исследования, охватывающие всю совокупность саг данного вида, которые могли бы осветить этот вопрос, к сожалению, отсутствуют. Исследования отдельных произведений, в частности тех, в которых имеются параллели к некоторым сюжетам древнерусских памятников15, показывают, что в сагах о древних временах заметно больше фольклорных элементов, которые могут быть присущи устной традиции, чем в других жанрах источников или видах саг. Что особенно важно для данной темы — в них существенно количество сюжетов, имеющих параллели в древнерусских памятниках и причисляемых исследователями к устной эпической или фольклорной традиции.

Общая информация о древнеисландских памятниках, сведения которых представляют интерес для исследуемой проблемы, суммирована в Таблице 116.

таблица 1
НазваниеЖанрВремя созданияOсновные рукописи
Ágrip af Noregs konungasögum — Обзор о норвежских конунгахКсконец XII в.AM 325 II 4to1
Landnámabók — Книга о Заселении страныИсконец XII в.AM 107 fol.
AM 371 4to
2
Yngvars saga víðförla — Сага об Ингваре ПутешественникеДвоколо 1180 г.AM 343 a 4to
GKS 2845 4to
3
Saga Ólafs konungs Tryggvasonar af Oddi múnk — Сага об Олаве Трюггвасоне монаха ОддаКсоколо 1190 г.AM 310 4to
Stock. Perg.
no. 18 4to
De la Gardie 4–7
4
Hversu Noregr byggðist — Как была заселена НорвегияИсконец XII — начало XIII в.GKS 1005 fol.5
Orkneyinga saga — Сага об оркнейцахконец XII — начало XIII в.GKS 1005 fol.6
Færeyinga saga — Сага о фарерцахKc1200–1220 гг.AM 1005 fol.7
Guta saga — Сага о гутахИспервая четверть XIII в.Codex B 648
Tristrams saga ok Ísoddar — Сага о Тристраме и ИсоддРыц1226 г.AM 489 4to9
Ynglinga saga — Сага об ИнглингахKc1220–1230 гг.AM 39 fol.
AM 47 fol.
10
Óláfs saga Tryggvasonar — Сага об Олаве Трюггвасоне17Kc1220–1230 гг.11
Óláfs saga helga — Сага об Олаве Святом18Кс1220–1230 гг.12
Haralds saga Sigurðarsonar — Сага о Харальде Сигурдарсоне (Сага о Харальде Суровом19)Кс1220–1230 гг.13
Magnússona saga — Сага о сыновьях Магнуса20
иначе:
(Saga Sigurðar, Eysteins ok Ólafs — Сага о Сигурде, Эйстейне и Олаве; Saga Sigurðar Jórsalafara — Сага о Сигурде Крестоносце)
Кс1220–1230 гг.

AM 45 fol.
(Codex Frisianus)
14
Magnúss saga Erlingssonar — Сага о Магнусе Эрлингссоне21Кс1220–1230 гг.15
Bjarnar saga Hítdœlakappa — Сага о Бьёрне, Победителе из ХитдаляРсдо 1230 г.AM 162 F, fol.
AM 551 d α, 4to
AM 157 b, fol.
16
Þiðriks saga af Bern — Сага о Тидреке БернскомДв?ок. 1250 г.GKS 4 fol.17
Hervarar saga ok Heiðreks konungs — Сага о Хервёр и конунге ХейдрекеДвок. 1250 г.AM 544 4to
GKS 2845 4to
18
Knytlinga saga — Сага о КнютлингахКсконец 1250-х гг.AM 20 b I, fol.
AM 180 b, fol.
19
Hákonar saga Hákonarson — Сага о Хаконе ХаконарсонеКс1264–1265AM 47 fol.
AM 45 fol.
GKS 1005 fol.
20
Völsunga saga — Сага о ВёлсунгахДв1260–1279 гг.NKS 1824 b 4to21
Sögubrot af fornkonungum — Фрагмент о древних конунгах?вторая половина XIII в.AM 1 e ß I fol.22
Gautreks saga — Сага о ГаутрекеДвконец XIII в.AM 152 fol.23
Hrólfs saga Gautrekssonar — Сага о Хрольве ГаутрекссонеДвконец XIII в.AM 152 fol.
AM 590 b-c 4to
24
Þorsteins þáttr Bæjarmagns — Прядь о Торстейне Хуторском СилачеДвконец XIII в.AM 510 4to
Rask 32 fol.
25
Eymundar þáttr — Прядь об ЭймундеКсконец XIII в.GKS 1005 fol.26
Hrafnkels saga Freysgoða — Сага о Хравнкеле годи ФрейраРсконец XIII в.AM 162 I, fol.
AM 551c 4to
AM 156 fol.
AM 158 fol.
27
Svaða þáttr ok Arnórs kerlinganefs — Прядь о Свади и Арноре Старушечьем НосеРсXIII в.GKS 1005 fol.28
Örvar-Odds saga — Сага об Одде СтрелеДвконец XIII — начало XIV в.SKB 7 4to
AM 344a 4to
AM 343 4to
AM 471 4to
AM 173 fol.
29
Sturlaugs saga starfsama Yngolfssonar — Сага о Стурлауге Трудолюбивом ИнгольвссонеДвок. 1300 г.FV 335 4to
AM 567 XXI 4to
30
Göngu-Hrólfs saga — Сага о Хрольве ПешеходеДвначало XIV в.AM 152 fol.
GKS 2845 4to
31
Bosa saga ok Herrauðs — Сага о Боси и ХерраудеДвсередина XIV в.AM 586 4to
AM 343f 4to
AM 510 4to
AM 577 4to
32
Hálfdanar saga Eysteinssonar — Сага о Хальвдане ЭйстейнссонеДвсередина XIV в.AM 343a 4to33
Sörla þáttr — Прядь о СёрлиДвXIV в. (по рук.)GKS 1005 fol.34
Egils saga einhenda ok Ásmundar berserkjabana — Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде Убийце БерсерковДвXIV в.AM 343a 4to
AM 557 4to
AM 589e 4to
35

Из таблицы следует, что первая информация о русских правителях фиксируется уже в конце XII в., в наиболее ранних сохранившихся на древнеисландском языке текстах. В этот период, который характеризуется интересом к собственно историческим жанрам22, она включена в исторические сочинения и королевские саги, а также одну сагу, обычно причисляемую к сагам о древних временах, — «Сагу об Ингваре»23. Малочисленность источников, отмеченных в это время, безусловно, связана прежде всего с тем, что этот был лишь начальный период создания произведений древнеисландской литературы на родном языке. Немаловажную роль здесь сыграл и фактор сохранности рукописей: от этого времени рукописей дошло немного, значительная часть текстов могла быть утрачена. В это время сведения о Руси фиксируются в письменности не только Исландии, но и Норвегии — второго после Исландии центре создания произведений на древнеисландском языке.

С начала XIII в. число произведений, в которые включена информация о «конунгах Руси», стремительно нарастает. Рукописи, созданные в это время, дошли до нас уже в лучшей сохранности и в большем количестве. Это период расцвета древнеисландской письменной культуры, «век саги», жанра, отразившего период раннего средневековья Скандинавских стран, когда связи между Русью и Скандинавией были особенно тесными. Сведения о Руси оказываются включенными практически во все жанры древнеисландской литературы и почти все виды саг, за исключением саг о епископах, содержание которых отличается сюжетным своеобразием и в большинстве своем исключает возможность освоения информации подобного рода. Преобладающее количество памятников, упоминающих «русских» правителей, создается в Исландии. Небольшое число произведений, к которым безусловно относится «Сага о Тидреке Бернском», принадлежит норвежской традиции. Следует также отметить, что наряду с Исландией и Норвегией — странами западноскандинавского ареала — интерес к Руси существовал и в восточноскандинавском регионе, в частности на острове Готланд, где было создано единственное сохранившееся до нашего времени происходящее с востока Скандинавии раннее историческое сочинение «Сага о гутах», также содержащее упоминание о русских правителях. Позднее были написаны «Шведские рифмованные хроники»24, изобилующие восточноевропейскими сюжетами. Впрочем, в связи с отсутствием раннесредневековых письменных источников трудно судить о широте интереса к этим сюжетам в Швеции. Относительно интереса в Норвегии картина, как кажется, более очевидная. Приведенные в таблице материалы ясно указывают, что после появления в Норвегии первой рыцарской «Саги о Тристане и Исодд», а затем перевода со старофранцузского ряда произведений на древнеисландский язык и обработки их по принципам саги около 1250 г., в Норвегии перестают интересоваться данной темой. В Исландии же, которая с этого момента становится единственным северным центром, где не ослабевает интерес к Руси, создаются все новые произведения, включающие «восточные» сюжеты, однако заметно меняется характер материала, что связано с переменой литературных интересов и художественных вкусов в исландском обществе. На смену историческим сочинениям и королевским сагам, отличающимся известной строгостью в изложении исторических фактов, приходят другие произведения, в частности создается большое число саг о древних временах и рыцарских саг, которые продолжают доминировать и в XIV в.

В этой связи особняком выступает «Прядь об Эймунде» — одно из немногих произведений древнеисландской письменности, действие в которой происходит исключительно на Руси. Причисленная исследователями к королевским сагам, «Прядь об Эймунде» сохранилась только в одной редакции в единственной рукописи, поэтому определение времени создания произведения вызывает существенные затруднения. Общая картина развития интереса к историческим сюжетам, связанным с Русью, а также тенденция фиксации этой информации в определенных жанрах древнеисландских памятников и в определенное время позволяет поставить вопрос о пересмотре датировки этого произведения и отнести его к более раннему времени, по крайней мере не позднее середины XIII в. Эта условная дата определяется снижением интереса к «серьезным жанрам» — таким, как исторические сочинения и королевские саги, — и все большей переориентацией читателя и слушателя на «легкие жанры» — саги о древних временах и рыцарские саги, авторы которых включают в свои произведения исторические сюжеты, существенно перерабатывая их, либо используют «восточные» мотивы для создания определенного исторического фона в своих произведениях.

Суммируя сказанное выше и определяя значимые для нашей темы источники, следует отметить, что из всего обширного и разнообразного корпуса древнескандинавских историко-литературных прозаических памятников фиксируют информацию о русских правителях историографические и исторические сочинения, королевские родовые, рыцарские саги и саги о древних временах, а также пряди — краткие прозаические произведения.

В публикуемую ниже табл. 225 включен перечень имен персонажей, названных «правителями» Руси.

таблица 2
НазваниеВремя созданияИмена конунгов
Исторические сочинения
Landnámabók — Книга о Заселении страныконец XII в.Burisláfr konungr ór Görðum2
Hversu Noregr byggðist — Как была заселена Норвегияконец XII — начало XIII в.Sigtrygg Austrvegs konungr5
Guta saga — Сага о гутахпервая четверть XIII в.Ierzlafr í Hulmgarþr8
Sögubrot af fornkonungum — Фрагмент о древних конунгахвторая половина XIII в.Raðbarðr konungr í Garðaríki; í Austrríki22
Королевские саги
Ágrip af noregs konungasögum — Обзор о норвежских конунгахконец XII в.Jaritláfr í Austrvegi1
Saga Ólafs konungs Tryggvasonar af Oddi múnk — Сага об Олаве Трюггвасоне монаха Оддаок. 1190 г.Valldamarr konungr í Garðaríki;
Garða konungr;
Vissivaldr Austruegs konungr;
Jarizleifr konungr;
4
Orkneyinga saga — Сага об оркнейцахконец XII — начало XIII в.Iarizleifr í Garðaríki6
Færeyinga saga — Сага о фарерцах1200–1220 гг.Valldamarr í Garðar7
Ynglinga saga — Сага об Инглингах1220–1230 гг.Oðinn;
Ívarr víðfaðmi
10
Óláfs saga Tryggvasonar — Сага об Олаве Трюггвасоне1220–1230 гг.Valdamarr konungr af Hólmgarði;
Vissavaldrór Garðaríki;
Eiríkr jarl í Aldeigjuborg;
11
Óláfs saga helga — Сага об Олаве Святом1220–1230 гг.Eirík Emundsson;
Jarizleifr konungrór Hólmgarði;
Rögnvaldr jarl af Aldeigjuborg;
Óláfr Tryggvasson í Garðaríki
12
Haralds saga Sigurðarsonar — Сага о Харальде Сигурдарсоне (Сага о Харальде Суровом)1220–1230 гг.Jarizleifr konungr í Garðaríki13
Magnússona saga — Сага о сыновьях Магнуса
иначе:
(Saga Sigurðar, Eysteins ok Olafs — Сага о Сигурде, Эйстейне и Олаве; Saga Sigurðar Jórsalafara — Сага о Сигурде Крестоносце)
1220–1230 гг.Haralldr Valldimarsson austan ór Hólmgarði sonar Jarizlefs gamla;
Jarizleifr gamli
15
Magnúss saga Erlingssonar — Сага о Магнусе Эрлингссоне1220–1230 гг.Haraldr konungr ór Görðum austan;
Valdamarr Jarizleifsson
14
Knytlinga saga — Сага о Кнютлингахконец 1250-х гг.Valdamar Jarizleifsson Valdimarsson konungr í Hólmgarði;
Haraldr Valdamarsson konungr í Hólmgarði;
Jarizleifr konungr ór Hólmgarði
19
Hákonar saga Hákonarson — Сага о Хаконе Хаконарсоне1264–1265 гг.Alexandr konungr af Holmgarþi;
Holmgarþz konungr;
Andres konungr af Sursdaulum broðir Alexandri
20
Eymundar þáttr — Прядь об Эймундеконец XIII в.Valdimarr konungr austan ór Garðaríki;
Búrizlafr í Kænugarði;
Jarizleifr í Hólmgarði;
Vartilafr í Palteskja;
Vartilafr í Kænugarði;
Eymundr í Palteskja;
Rögnvaldr Ulfssonar jarl yfir Aldeigjuborgi
26
Саги об исландцах
Bjarnar saga Hítdœlakappa — Сага о Бьёрне, Победителе из Хитдалядо 1230 г.Valdimar konungr í Garðaríki16
Hrafnkels saga Freysgoða — Сага о Хравнкеле годи Фрейраконец XIII в.Garðskonungr2627
Svaða þáttr ok Arnórs kerlinganefs — Прядь о Свади и Арноре Старушечьем НосеXIII в.Burizláfr konungr ó Görðum28
Саги о древних временах
Yngvars saga víðförla — Сага об Ингваре Путешественникеок. 1180 г.fylkiskongr austan ur Garðaríki27;
Jarizleifur;
Burizleifur;
Silkisif í Austrvegi;
Svein Ingvarsson í Austrvegi
3
Þiðriks saga af Bern — Сага о Тидреке Бернскомок. 1250 г.Hærtnið konongr af Ruscialande i Austrríki;
Hirðer bróðir Hærtniðs;
Osanctrix í Villcina land;
Valldemarr (Walldimarr) konungrí Ruscia land ok Pulerna land, konungr ruzi manna, konungr í mikla Ruzi; konungr af Hólmgarði;
Ilias/Iron jarl igrecia; Jron jarl broðir Valldemars konungs; Jron jarl hofðingja i ruzilandi;
Þiðrek Valldemarrson; Runi konungr af Austrríki
17
Hervarar saga ok Heiðreks konungs — Сага о Хервёр и конунге Хейдрекеок. 1250 г.Siglami konungr í Garðaríki;
Arngrímr Konungr í Garðaríki;
Garðakonungr;
Ívar inn víðfaðmi í Austrríki;
Hvítserkr Ragnarsson í Austrríki;
Bjartmar jarl í Aldeio borg
18
Völsunga saga — Сага о Вёлсунгах1260–1279 гг.Jarisleifr21
Sögubrot af fornkonungum — Фрагмент о древних конунгахвторая половина XIII в.Raðbarðr konungr í Garðaríki;
í Austrríki
22
Gautreks saga — Сага о Гаутрекеконец XIII в.Sísarr konungr ór Kænugarði23
Hrólfs saga Gautrekssonar — Сага о Хрольве Гаутрекссонеконец XIII в.Hálfdan konungr;
Ketill konungr í Garðaríki
24
Þorsteins þáttr Bæjarmagns — Прядь о Торстейне Хуторском Силачеконец XIII в.Óttarr jarl af Hólmgarðum25
Örvar-Odds saga — Сага об Одде Стрелеконец XIII — начало XIV в.Herrauðr konungr í Garðríki;
Oddr konungr í Garðaríki;
Kvillanus (Blesi) konungr í Hólmgarðar;
Marró konungr í Móramar, land í Garðaríki;
Ráðstafr konungr í Ráðstofa;
Eddval konungr í Súrsdal;
Hólmgeirr konungr í Hólmgarði;
Paltes konungr í Palteskjuborg;
Kœnmarr í Kœnugörðum;
Silkisif drottning í Garðaríki
29
Sturlaugs saga starfsama Yngolfssonar — Сага о Стурлауге Трудолюбивом Ингольвссонеок. 1300 г.Raundolfr konungr Biarma;
Styrlaugr í Bjármalandi, í Aldeigjuborgi;
Ynguar konungr j Gordum austr, í Aldeigjuborgi;
Dagr konungr í Garðalandi;
Franmarr konungr af Aldeigjuborgi
30
Göngu-Hrólfs saga — Сага о Хрольве Пешеходеначало XIV в.Hreggviðr konungr í Garðaríki;
Grímr ægir í Ermlandi;
Hrólfr konungr í Garðaríki
31
Bosa saga ok Herrauðs — Сага о Боси и Херраудесередина XIV в.Hárekr konungr í Bjarmalandi32
Hálfdanar saga Eysteinssonar — Сага о Хальвдане Эйстенссонесередина XIV в.Hergeirr konungr í Aldeigjuborg;
Eisteinn konungr í Aldeigjuborg;
Skúli jarl í Álaborg ok jarlsríki því, sem þar lá til, konungr í Garðaríki;
Úlfkell jarl í Álaborg;
I sgerðr drottning í Aldeigjuborg;
Hárekr konungr á Bjarmalandi;
Hálfdan konungr á Bjarmalandi
33
Sörla þáttr — Прядь о СёрлиXIV в. (по рук.)Högni konungr í Austrvegi34
Egils saga einhenda ok Ásmundar berserkjabana — Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде, убийце берсерковXIV в.Hertrygg konungr af Rússía35
Рыцарские саги
Tristrams saga ok Ísoddar — Сага о Тристраме и Исодд1226 г.Elemmie konungr af Hólmgarþi;
Seran;
Desixtus
9

Согласно оценкам исследователей, общепринятым в современной историографии, перечисленные жанры неравноценны по своей исторической достоверности. Введенное еще на первых этапах изучения древнеисландского письменного наследия деление на исторические и неисторические жанры остается актуальным и ныне. Действительно, сочинения, в которых излагается средневековый взгляд на историю Скандинавских стран, существенно отличаются по своей сюжетике и художественным особенностям от поздних саг, в частности, саг о древних временах и рыцарских. Однако до сих пор не поставлен вопрос о том, на каком уровне проявляются эти различия.

Информация о Древней Руси в северных памятниках не является в них главной. Она привлекалась авторами саг в связи с необходимостью точнее описать происходившие с их героями события, имевшие место на Руси или связанные с Русью. Вследствие этого неизбежно должен быть поставлен вопрос о том, откуда черпались те сведения, которые включались в тексты. Ясно, что на более позднем этапе создания произведений, т. е. во второй половине XIII и XIV в., авторы вновь создаваемых сочинений обладали огромным письменным фондом, основываясь на котором они могли заново описывать сходные эпизоды или просто копировать их. Труднее однозначно ответить на вопрос, каким материалом обладали авторы первых исторических трудов и саг, созданных в конце XII — первой половине XIII в. Существенным подспорьем для них являлись ставшие известными к тому времени в Исландии сочинения континентальных авторов, в первую очередь труды Адама Бременского и датчанина Саксона Грамматика, содержавшие пространный круг свидетельств по истории Восточной Европы и Древней Руси. Однако содержащиеся в них сведения не всегда имеют параллели в собственно исландских сочинениях, где множественные сюжеты, касающиеся Руси, излагают иную, чем в указанных континентальных источниках, информацию. Остается признать, что для скандинавского, в частности, исландского автора, в особенности на первом этапе создания литературной традиции, важнейшим источником поступления информации являлась устная традиция, сохранявшая определенный набор устойчивых сюжетов и связанных с ними персоналий. Русские князья упоминаются в северных источниках весьма избирательно: рассказывается лишь о тех из них, правление которых приходится на ранний период русской истории, характеризующийся тесными связями между Русью и Скандинавией. К этому краткому ряду относятся: Олег, Игорь, Владимир, Ярослав. Сюжеты, в которые введены эти персонажи, находят параллели в произведениях русского фольклора и летописных сказаниях, построенных на основе устных легенд (например, сказании о Вещем Олеге, былинах о Владимире), и западноевропейских эпических произведениях (немецкий эпос), что указывает на первичное их бытование в устной традиции.


Примечания

Работа написана по проекту «Ранняя (до середины XI века) история Восточной Европы в древнескандинавской письменности» № 00–01–225, поддержанному РГНФ. Основные материалы для данной статьи собраны в процессе работы над проектом RSS № 124/1997.


1 Только за последнее время библиотека любителей скандинавской литературы пополнилась двумя изданиями саг — двухтомником «Исландские саги» под общей редакцией О. А. Смирницкой (СПб., 1999), включающем не только уже ранее известные родовые саги, но и новые переводы прядей, и томом «Исландские саги» под редакцией А. В. Циммерлинга (М., 2000), а также книгой «Поэзия скальдов» Е. А. Гуревич и И. Г. Матюшиной (М., 2000).

2 Джаксон Т. Н. Древняя Русь в скандинавских письменных источниках IX–XIV вв. Автореф. докт. дис. М., 1995. С. 31; она же. Austr í Görðum. Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. М., 2001. С. 11.

3 См.: Джаксон Т. Н., Подосинов А. В. Норвегия глазами древних скандинавов: о специфике древнескандинавской ориентации по странам света // Другие средние века. К 75-летию А. Я. Гуревича. М.; СПб., 2000. С. 113–132.

4 По подсчетам Ш. Хьюджеса (Hughes Sh. The Ideal of Kingship in the Riddarasögur // Michigan Academician. Papers of the Michigan Academy of Science, Arts and Letters. 1978. Vol. X. № 3. P. 322), только в сагах о древних временах упоминается около трехсот конунгов.

5 Своеобразное осмысление проблемы титулатуры предложено в «Большой саге об Олаве Трюггвасоне». Харальд Прекрасноволосый, говорится в саге, решил, что среди его потомков те мальчики, которые родились от сыновей, будут называться конунгами, а родившиеся от дочерей — ярлами. — Óláfs saga Tryggvasonar en mesta. Copenhagen, 1958 (Editiones Arnamagnæanæ. Ser. A. B. I). Cap. 2.

6 Cleasby R., Gudbrand Vigfusson. An Icelandic-English Dictionary. Oxford, 1957. P. 306.

7 Подробно см.: Hreinn Benediktsson. Preface // The First Grammatical Treatise / Hreinn Benediktsson. Reykjavík, 1972.

8 Жанр саги, например, включает в себя произведения разных видов: вид «королевские саги», вид «родовые саги» и т. п.

9 Весьма показательным примером может служить устойчивое описание поведения скандинавского конунга на Руси. См.: Глазырина Г. В. Мотив военного похода и его интерпретация в произведениях древнескандинавской литературы (на материале «Саги о Тидреке Бернском») // ДГ. 1987 год. М., 1989. С. 268–273.

10 См. статью И. Г. Матюшиной «О жанровой эволюции рыцарской саги».

11 Необходимо отметить, что в рыцарских сагах, изобилующих «восточными» сюжетами, неоднократно фигурируют персонажи из Древней Руси.

12 Последовательный просмотр епископских саг показал, что в них нет свидетельств по исследуемой проблеме.

13 Общую характеристику саг о древних временах см.: Глазырина Г. В. Исландские викингские саги о Северной Руси. Тексты, перевод, комментарий. М., 1996. С. 7–22.

14 Об этом свидетельствует, в частности, «Сага о Стурлунгах», описывающая свадебный пир в Рейкьяхолар в 1119 году (Sturlunga saga / Guðni Jónsson. Reykjavík, 1954. B. I. Bl. VIII.

15 Из новейших исследований см., например: Melnikova E. The death in the horse’s skull. The interaction of Old Russian and Old Norse literary traditions // Gudar på jorden. Festskrift till Lars Lönnroth. Stockholm, 2000. P. 152–168.

16 В табл. 1 произведения древнеисландской письменности, в которых упоминаются правители Руси, расположены в соответствии со временем их создания. В рамках одного периода (например, середина XIII в.) выше в таблице располагаются те сочинения, дата возникновения которых определена с большей степенью достоверности. Все памятники, за исключением «Саги о Тидреке Бенском», «Саги о гутах» и «Обзора саг о норвежских конунгах», созданы в Исландии.

Условные обозначения:

Дв — сага о древних временах; Ис — историческое сочинение; Кс — королевская сага; Рс — родовая сага; Рыц — рыцарская сага; по рук. — датировка по рукописи.

17 По «Кругу Земному» Снорри Стурлусона. Русский перевод: Снорри Стурлусон. Круг Земной / Изд. подг. А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. М., 1980. С. 97–167.

18 Там же. С. 167–378.

19 Там же. С. 402–464.

20 В русском переводе: Сага о сыновьях Магнуса Голоногого // Там же. С. 481–500.

21 Там же. С. 553–578.

22 Andersson T. Kings’ Sagas // Old-Norse-Icelandic Literature. A Critical Guide / C. J. Clover and J. Lindow. Ithaca; London, 1985 (Islandica XLV). Обзор жанровой системы древнескандинавской литературы см.: Schier K. Sagaliteratur. Stuttgart, 1970; Глазырина Г. В., Джаксон Т. Н., Мельникова Е. А. Скандинавские источники // Древняя Русь в свете зарубежных источников / Е.А.Мельникова. М., 1999. С. 412–444; и др.

23 Изолированное положение «Саги об Ингваре Путешественнике» среди ряда сугубо исторических сочинений позволяет лишний раз напомнить о том, что о времени ее возникновения на древнеисландском языке мы не имеем точных данных. Считается, что она была написана на латыни монахом Оддом Сноррасоном в 70–80-х годах XII в. или несколько позже, а впоследствии, возможно на рубеже XII–XIII вв., был выполнен ее перевод. Соответственно, неизвестен состав текста оригинального памятника, объем и характер переработки при переводе.

24 На русском языке опубликован перевод первой из них: Хроника Эрика / Пер. А. Ю. Желтухина. Научн. ред. А. А. Сванидзе. Выборг, 1994.

25 Материалы сгруппированы по жанрам памятников. Имена правителей даны курсивом и приведены в тех вариантах написания, в которых они включены в тексты.

26 Имя правителя в источнике отсутствует.

27 Имя правителя в источнике отсутствует. Возможную интерпретацию см.: Глазырина Г. В. О русско-шведском брачном союзе конца Х века // ВЕДС 1998. С. 16–21.

Источник: Древнейшие государства Восточной Европы — 1999. — М.: «Восточная литература» РАН, 2001.

Статья с сайта Ульвдалир.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов