Галина Бедненко

Имя в скандинавском мире

О значении и смысле имени уже много говорить не приходится. Имя тем или иным образом влияет на характер и судьбу человека. Оно связывает поименованного с культурой, в которой бытует это имя. Имя может быть значимым «родовым» — когда ребенка называют именем, которого не было у ближайших родственников, но которое время от времени появляется в роду, предвещая человеку ту или иную роль. Имя может быть «семейным»: так называют детей «в честь» кого-либо из родственников. Любая прямая ассоциация имени с уже известным его носителем непременно связывает нареченного с тем, в честь кого его, или ее, назвали. Но совпадения и схожесть здесь бывает непредсказуемой. А несхожесть воспринимается трагичнее.

Для того, чтобы «исправить» просчеты родителей и «изменить судьбу» меняют имя и ожидаемый семьей образ жизни (уходят в монахи или колдуны, меняют веру и религиозные практики). Второе имя, взятое человеком осознанно и известное среди достаточного количества людей, помогает расширить вариативность жизненного выбора. Принятое в католической культуре наречение ребенка несколькими именами связывается со святыми покровителями ребенка и таким образом является способом «оберега» человека (по своему характеру совершенно языческим).

В традиционных культурах, в отличие от современной, знали и умели пользовать именами. Самым важным, пожалуй, было то, что имя означало нечто определенное на родном языке его носителя. (Наиболее органичным, с моей точки зрения, было принятие имени у североамериканских индейцев, но здесь речь пойдет не о них.) Имя должно было давать ребенку ожидаемые положительные качества. И оно связывало его с родом. Лишь получив собственное прозвище человек мог выделиться из общей семейной массы.

С принятием христианства имя данное при крещении связывало его обладателя с церковью. Когда же крестильные имена стали основными, они превратились в те же имена родовые и семейные, впрочем, на чужом и незнакомом языке. При этом имена потеряли свой первоначальный смысл, особенно с употреблением уменьшительно-ласкательных форм, а в нынешнее время и оказавшись в разрыве с христианской традицией. При этом достоверной информации о роли этого имени в жизни рода у людей тоже обычно не бывает (своих родословных уже не знают, а генограммы еще не строят). Так человек потерял власть над своим именем и уже не знает, «к чему оно».

Не так обстояло дело у древних скандинавов. И в этой главе мы расскажем примерно как это было. Имена до принятия христианства были на родном языке и следовательно все понимали, что они означают. Бывали имена однословные, бывали двусловные, похожие на кеннинги или метафоры. Рассмотрим эти имена по смыслу и постараемся понять, какую роль выполняло само имя и что от него ожидали. А также понаблюдаем за обычаем употребления одного и того же имени в пределах рода.

Имя — ожидание

Имя данное при рождении, по всей видимости, не всегда закреплялось за человеком на всю жизнь (чуть позже будет рассказано об именах-прозвищах). Однако, родители могли давать ребенку имя, которое воплощало бы их пожелания к продолжателю их рода, возможно, наследнику или наследнице.

Помощник и защитник

Прежде всего, родители вполне могли ожидать, что их новорожденное чадо будет хорошим помощником и защитником семьи. (В наше время это выражается обычно фразой «чтоб было кому поднести стакан воды…») Таким детям могли давать мужские имена: Beinir — Бейнир («помощник»), Birgir — Биргир («помощник»), Eiðr — Эйд («клятва»), Högni — Хёгни («защитник»), Jöðurr — Ёдур («защитник»), Leifr — Лейв («наследник»), Óblauðr — Облауд («не трусливый»), Ófeigr — Офейг («не обреченный на смерть»), Skúli — Скули («защитник»), Trausti — Траусти («заслуживающий доверия»), Tryggvi — Трюггви («верный, надежный»), Þráinn — Траин («упорный»), Uni — Уни («друг, довольный»). Конечно, «защитниками» могли называть и будущих воинов, но мы можем допустить, что если именно это имя давали при рождении, то предполагалась, что мужчина будет защищать прежде всего близких родичей. У женщин подобная функция была значительно уже, потому подобных имен меньше, но они тоже ориентированы на пользу, приносимую семейству: Björg — Бьёрг («спасение, защита»), Bót — Бот («помощь»), Erna — Эрна («умелая»), Una — Уна («подруга, довольная»).

Бытовали и иносказательные односложные имена, обозначающие крепость, силу, стойкость и выносливость. Я бы предположила, что они требовали от своего носителя тех же качеств, необходимых, пожалуй, в мирной жизни больше, чем на войне. Это прежде всего обозначения камней, скал, вершин и утесов: мужские имена Gnúpr — Гнуп («крутая гора»), Halli — Халли («камешек»), Kleppr — Клепп («скала»), Knjúkr — Кньюк («вершина»), Múli — Мули («мыс»), Steinn — Стейн («камень»), Tindr — Тинд («вершина») и женское имя Hallótta — Халлотта («скалистая»). Можно конечно предположить, что ребенка назвали первой попавшейся увиденной частью местного ландшафта. Но даже в этом случае значение слова на родном языке будет влиять на жизнь, характер человека и представления о нем. К именам, дающим крепость и выносливость можно отнести и популярное в позднее средневековье имя Knútr — Кнут («узел»).

Выражение любви и пожелание удачи

Кроме сугубо практичного отношения к новому ребенку в семье, любящие родители могли назвать свое чадо именем, отражающим либо их надежду на яркую и удачливую жизнь новорожденного, либо просто свою любовь к нему. Так девочек называли Birta — Бирта («яркая»), Dalla — Далла («яркость»), Ljót — Льот («светлая, яркая»), Heiðr«слава», Fríða — Фрида («прекрасная»), Fríðr — Фрид («прекрасная; любимая»), Ósk — Оск («желание»), Ölvör — Эльвёр («счастливая»). А мальчиков соответственно Bjartr — Бьярт («яркий»), Harri — Харри («правитель»), Sindri — Синдри («искра»), Dagr — Даг («день»), Dýri — Дюри («дорогой, любимый»), Teitr — Тейт («веселый») и Ölvir — Эльвир («счастливый»). При этом удачливая и счастливая жизнь представителя семейного клана могла обещать удачу и роду в целом.

Из двусловных имен, желающих ребенку славы, приведем имена на Hró(ð)- «слава». Это мужские имена Hróðgeirr — Хродгейр («копье славы»), Hróðketill — Хродкетиль («шлем славы»), Hróðmarr — Хродмар («известность славы»), Hróðolfr — Хродольв («волк славы»), Hróðvaldr — Хродвальд («власть славы»), Hróðný — Хродню («юность славы»), Hróðgerðr — Хродгерд («ограда славы»).

Храбрый воин, гроза врагов или подруга воина

Основной пищей для поэтических изысканий (а также и способом вполне реальной добычи материальных средств) людей «эпохи викингов» была война. Потому детей с удовольствием ассоциировали с оружием — то есть способностью нападать, ранить, убивать и отнимать и доспехами — возможностью защищать. Так мальчиков называли Bogi — Боги («лук»), Brandr — Бранд («меч»), Broddi — Бродди («остриё»), Darri — Дарри («метательное копье»), Egill — Эгиль («лезвие»), Geirr — Гейр («копье»), Gellir — Геллир («громкий» или «меч»), Gyrðir — Гюрдир («опоясанный мечом»), Klœngr — Клёнг («коготь» — тоже в своем роде оружие), Naddr — Надд («остриё, копьё»), Oddi — Одди («острие») или Oddr — Одд (тоже «острие»). Мальчикам и девочкам пытались придать и защитные функции, называя их Hjalmr — Хьяльм («шлем»), Hjalti — Хьяльти («рукоять меча»), Ketill — Кетиль («шлем»), Skapti — Скафти («рукоять оружия»), Skjöldr — Скьёльд («щит»), Ørlygr — Эрлюг («щит»), Brynja — Брюнья («кольчуга»), Hlíf — Хлив («щит»). Последние два имени — женские.

Кроме того детей мужского пола могли называть эпитетами, отражающими воинственный характер и боевой дух. Eiríkr — Эйрик («очень могучий»), Óspakr — Оспак («не мирный»), Ósvífr — Освивр («безжалостный»), Styrmir — Стюрмир («грозный, бурный»), Styrr — Стюр («битва»), Sörli — Сёрли («в броне»), Þiðrandi — Тидранди («смотрящий»), Uggi — Угги («страшный»), Ulfr, Úlfr — Ульв («волк»), Vigfúss — Вигфус («стремящийся сражаться, убивать»), Vígi — Виги («боец»), Öndóttr — Андотт («ужасный»). Девочек же называли Hildr — Хильд, что означает «битва». Это слово было также очень распространенной частью женских имен.

Двусоставные имена, связанные с войной тоже были чрезвычайно популярны. Это Agnarr — Агнар («прилежный воин» или «грозный воин»), Einarr — Эйнар («одинокий воин; тот, кто воюет в одиночку»). Множество имен начинались на Sig- и Sigr- «победа» или «битва». Sigarr — Сигар («воин победы»), Sigbjörn — Сигбьёрн («медведь битвы»), Sigfinnr — Сигфинн («финн битвы»), Sigfúss — Сигфус (нечто вроде «пылкая битва» или «пылкий и побеждающий»), Siggeirr — Сиггейр («копье победы»), Sighvatr — Сигват («победа храброго»), Sigmundr — Сигмунд («рука победы»), Sigsteinn — Сигстейн[1] («камень победы»), Sigtryggr — Сигтрюгг («верная победа»), Sigurðr — Сигурд («страж победы»), Sigvaldi — Сигвальди («правитель победы»). И женские имена Signý — Сигню («новая победа»), Sigrfljóð — Сигрфльод (нечто вроде «девочка победы»), Sigþrúðr — Сигтруда («сила битвы») и Sigrún — Сигрун («руна или тайна битвы или победы»).

Имя — оберег

Довольно многочисленны были имена, обозначающие тех или иных животных и птиц. Если имя волка или орла можно однозначно отнести к военной тематике и пожеланию удачи в этой сфере, то смысл называния людей обозначениями других зверей кажутся более загадочными. И тут может два или три основных способа толкования. Конечно, как и в случае с камнями и разными предметами можно предположить, что ребенка называют тем, что первое попалось на глаза. С тем же успехом это могло быть и животное. (Вполне вероятно, что с этим «явно неслучайным попаданием на глаза» даже бывала связана некая семейная история.) Второй способ толкования этих имен — некая схожесть человека уже во взрослом возрасте с тем или иным животным или птицей. И в этом случае имя оказывается прозвищем. И третья, самая «фантастическая» версия — животное имя человека связано с его тотемической, шаманской связью с этим животным. (Как у тех же североамериканских индейцев.) Эта-то третья версия с точки зрения религиозной и магической практик кажется самой точной и правильной. В жизни, однако, могло быть всякое.

Тем не менее, во всех трех случаях оказывается явственной символическая связь человека с неким животным или птицей. Находит ли человек с ним архетипическую связь, умеет ли ею пользоваться — уже его дело. В любом случае имя — связь с обитателем Нижнего мира (по шаманской космологии) является для человеком неким оберегом.

Мужчины назывались Ari — Ари или Örn — Эрн («орел»), Birnir — Бирнир («медведь»), Bjarki — Бьярки («медвежонок»), Björn — Бьёрн («медведь»), Brúsi — Бруси («козел»), Gaukr — Гаук («кукушка»), Haukr — Хаук («ястреб»), Hjörtr — Хьёрт («олень»), Hrafn — Храфн, Хравн («ворон»), Hreinn — Хрейн («северный олень»), Hrútr — Хрут («баран»), Hundi — Хунди («собака»), Ígull — Игуль («ёж»), Mörðr — Мёрд («куница»), Ormr — Орм («змей»), Refr — Рэв («лисица»), Starri — Старри («скворец»), Svanr — Сван («лебедь»), Uxi — Укси («бык»), Valr — Валь («сокол»), Ýr — Ир («турица»).

Женщин называли Bera — Бера или Birna — Бирна («медведица»), Erla — Эрла («трясогузка»), Hrefna — Хревна («ворона»), Mæva — Мэва («морская чайка»), Rjúpa — Рьюпа («скалистая куропатка»), Svana — Свана («лебедь»).

Также и мужчин и женщин называли именем дерева — березы: Birkir — Биркир или Björk — Бьёрк. Разные слова для одного и того же дерева не являются чем-то исключительным. В русских поверьях также считалось, что березы бывают двух полов: береза и «березун».

Обычными оберегами можно считать имена Heimir — Хеймир («тот, у кого есть дом») и Ófeigr — Офейг («не обреченный на смерть»).

Имя — прозвище

Однословные имена могли даваться в течение жизни как прозвища и даже заменять имя. Они касались внешности или характера человека, а также возраста. Потому как маловероятно, чтобы человека только что родившегося называли Atli — Атли («грубый»), Barði — Барди («бородатый»), Flóki — Флоки («кудрявый»), Forni — Форни («древний»), Fróði — Фроди («мудрый, ученый»), Grani — Грани («усатый»), Greipr — Грейп («человек с большими или крепкими руками»), Hödd — Хёдд («женщина с красивыми волосами»), Höskuldr — Хёскульд («седоволосый»), Hösvir — Хёсвир («седой человек»), Kára — Кара («кудрявая»), Kolli — Колли («лысый»), Krumr — Крум («сутулый»), Kjötvi — Кьётви («мясистый»), Loðinn — Лодин («мохнатый»), Lúta — Лута («сутулая»), Narfi — Нарви («худой, тощий»), Rauðr — Рауд («рыжий»), Reistr — Рейст («прямой и высокий»), Skarfr — Скарв («жадина»), Skeggi — Скегги («бородач») или Sölvi — Сёльви («бледный»). Также во многих случаях прозвище лишь прилеплялось к имени, не вытесняя его.

Некоторые прозвища, впрочем, могли быть даны при рождении, по внешности новорожденного или по прохождению самих родов. Это имена Глум («темноглазый»), Hrappr — Храпп («быстрый, пылкий»), Hvati — Хвати («пылкий, быстрый»), Snerrir — Снеррир («трудный»), Sturla — Стурла («нетерпеливый, беспокойный»). Естественно, эти прозвища могли быть получены человеком и в течение всей его жизни.

Имя — прозвище могло даваться и по роду занятий, выдающихся умений, социальному положению и стране происхождения. Так в сагах встречаются люди с именами Gestr — Гест («гость»), Gauti — Гаути или Gautr — Гаут («гаут, швед»), Hálfdan — Хальвдан («полудан»), Höðr — Хёд («человек из Хадаланда в Норвегии»), Hörðr — Хёрд («человек из Хёрдаланда в Норвегии»), Skíði — Скиди («лыжник»), Smiðr — Смид («кузнец»), Sveinn — Свейн («юноша, мальчик, парень; слуга»). Есть несколько имен, характерных для людей, занимавшихся колдовством: Gríma — Грима («маска», «шлем», «ночь»), Gróa (Gró) — Гро («растительница; та, что растит», но возможно, и от кельтского слова gruach — «женщина»), Huld, Hulda — Хульд, Хульда («тайна», «покрывало» или «эльфийская дева»). Некоторые имена достойны того, чтобы быть профессиональными прозвищами колдунов или ведьм[2]. Это имена начинающиеся на Kol- «черный, угольный», с упоминанием финнов — традиционно считавшихся очень хорошими колдунами[3] и слова gríma- — «маска, ночь». Это женские имена Kolfinna — Кольфинна («Черная финка») и Kolgríma — Кольгрима и соответствующие им мужские имена Kolfinnr — Кольфинн и Kolgrímr — Кольгрим.

Имена — отражение религиозных представлений

В языческие времена детей называли именами, связанными с тем или иным божествам, будто вверяя им судьбу ребенка. Так богу Ингви — Фрейру были посвящены женские имена Inga — Инга, Freydís — Фрейдис («диса Фрейра или Фрейи»), Ingigerðr — Ингигерд («защита Ингви»), Ingileif — Ингилейв («наследница Ингви»), Ingunn — Ингунн («довольная, подруга Ингви»), Ingvör (Yngvör) — Ингвёр («ведающая Ингви»), Yngvildr — Ингвильд («битва Ингви») и мужские Ingi — Инги, Freysteinn — Фрейстейн («камень Фрейра»), Ingimarr — Ингимар («славный Ингви» — в тв. падеже), Ingimundr — Ингимунд («рука Ингви»), Ingjaldr — Ингьяльд («правитель (помощью) Ингви»), Ingolfr — Ингольв («волк Ингви»), Ingvarr (Yngvarr) — Ингвар («воин Ингви») и другие.

В Исландии чаще всего детей посвящали богу Тору. Так есть соответственно мужское и женское имя, означающее «Торов» — Торир, или «Торова» — Тора. Но кроме этого сложных двухсловных имен связанных с этим богом было великое множество. Мужские имена: Þóralfr (Þórolfr) — Торальв (Торольв) («волк Тора»), Þórarinn — Торарин («очаг Тора»), Þorbergr — Торберг («скала Тора»), Þorbjörn — Торбьёрн («медведь Тора»), Þorbrandr — Торбранд («меч Тора»), Þórðr — Торд («защищенный Тором»), Þorfinnr — Торфинн («Торов финн»), Þorgeirr — Торгейр («копье Тора»), Þórhaddr — Торхадд («волосы Тора»), Þorkell — Торкель («шлем Тора»), Þorleifr — Торлейв («наследник Тора»), Þormóðr — Тормод («храбрость Тора»), Þóroddr — Тородд («острие Тора»), Þórormr — Торорм («змей Тора»), Þorsteinn — Торстейн («камень Тора»), Þorvarðr — Торвард («страж Торов»), Þorviðr — Торвид («дерево Тора») и другие.

Не меньше было и женских имен: Þórarna — Торарна («орлица Тора»), Þordís, Þórdís — Тордис («диса Тора»), Þórelfr — Торельв («река Тора»), Þórey — Торей («удача Тора»), Þórhildr — Торхильд («битва Тора»), Þorleif — Торлейв («наследница Тора»), Þorljót — Торльот («свет Тора»), Þórný — Торню («юная, посвященная Тору»), Þórodda — Тородда («острие Тора»), Þórunn — Торунн («любимица Тора»), Þorvé, Þórvé — Торве («священная ограда Тора»), Þorvör — Торвёр («ведающая (силу) Тора») и другие.

Дети могли быть посвящены и всем божествам в целом. Такие имена начинались на Ragn- («могущество; боги»): мужское имя Ragnarr — Рагнар («войско богов») и женские имена Ragn(h)eiðr — Рагнейд («честь богов»), Ragnhildr — Рагнхильд («битва богов»). Было также замечательное женское имя Reginleif — Регинлейв, что означало «наследница богов». Другие имена, связанные с богами в целом, ассоциируется скорее со жреческим служением. Это имена на Vé- («языческое святилище; священный»). Примечательно, что после обращения в христианство имена на Vé- стали непопулярными. Это мужские имена Vébjörn — Вебьёрн («священный медведь» или «святилище медведя»), Vébrandr — Вебранд («святилище меча»), Végeirr — Вегейр («священное острие»), Végestr — Вегест («священный гость»), Véleifr — Велейв («наследник священного места»), Vésteinn — Вестейн («священный камень»). И женские — Védís — Ведис («священная диса»), Véfríðr — Вефрид («священная защита»), Véný — Веню («священная и юная»).

Имя — продолжение судьбы предыдущего носителя

Особенное значение придавалось наречению именем мальчика. Были имена родовые, которые дети получали в честь своих предков. С родовым именем ребенок входил в мир рода. Такое имя давалось непременно в честь умершего предка, так как считалось, что этот самый человек возрождается в новом члене своего рода. Потому мальчик получал имя своего отца, только если тот был уже убит или сам неожиданно умер. Вера в переселение душ внутри рода глубоко архаична и по сей день существует в новых языческих сообществах, а также благодаря пережиткам старых европейских языческих верований. (Таким образом, современная традиция называть ребенка в честь еще существующих родственников глубоко неверна. Даже совпадение одного и того же имени вкупе с фамилией приводит иногда к трагическим результатам.)

Имя в скандинавском мире давал ребенку отец. Он же, при язычестве, решал, будет ребенок жить, или не будет. Таким образом наречение ребенка именем давало ему прежде всего жизнь. В честь деда, прадеда, дяди или другого близкого родственника называли старших мальчиков в семье, предполагаемых наследников. Иногда мальчик могу получить имя предка и по материнской линии, например, если мать была более могущественной по своему положению в обществе, чем отец. Давались имена и в честь побратимов отца или друзей рода. Но этот обычай уже никак не связан с представлениями о переселении душ. (Еще раз, считалось, что души переселяются внутри рода, среди кровных родственников и непременно потомков.)

Побочные дети от неофициальных жен также могли получить имя значимого предка своего отца. Это обычно означало, что именно этим детям мужчина отдает свое предпочтение, даже перед детьми законнорожденными. В языческие времена побочные дети признавались почти также как и законные. Резкий раскол между законными и незаконными детьми произошел уже после принятия христианства, когда официальным считался только брак, освященный церковью, а законными наследниками дети только от этого брака.

Христианские имена воспринимались в Скандинавии как чужеземные. И долгое время бытовали родовые, языческие имена. Хотя все меньше появлялись имена, так или иначе связанные со жреческой функцией. А христианскими именами называли детей, которым готовили церковную карьеру или просто уход в монастырь.


[1] Существовали представления о неких волшебных талисманах «камнях победы», соответственно дарующих ее тому, у кого находится этот камень.

[2] Тут как будто предполагается некая постоянная злокозненность человека, занимающегося колдовством.

[3] Хороший колдун — не значит обязательно добрый колдун. (Если последние вообще существуют.)

© Галина Бедненко

Дата публикации статьи на сайте: 31 июля 2002 г.

См. также Словарь древнеисландских личных имен на нашем сайте.

По всем вопросам пишите в раздел форума Valhalla: Эпоха викингов